«Для криминалиста место преступления свято…»

На вопросы читателей «МЛ» отвечает руководитель отдела криминалистики следственного управления СК РФ по Пензенской области Максим Смирнов.

*   *   *

— Удается ли вашим специалистам раскрывать преступления прошлых лет?

— Работа по раскрытию преступлений прошлых лет не прекращается, даже если с момента их совершения миновали десятилетия. Самое старое уголовное дело в нашем архиве датировано 1988 годом. Это убийство сторожа в Никольском районе. Улик по этому делу нет. Но это скорее исключение из правил. Вещественные доказательства, собранные следователями, позволяют изобличать преступников даже спустя несколько лет.

Приведу всего пару примеров: в 1991 году в одном из районов области было совершено изнасилование престарелой женщины. С помощью современной техники на простыне удалось обнаружить следы генетического материала, принадлежавшего подозреваемому. Теперь его личность и причастность к совершению преступления установлены.

Уверяю вас, что полностью ликвидировать все следы преступления современным преступникам не удастся. К примеру, мытье полов не 100%­ная гарантия сокрытия следов: кровь затекает в щели или под ковер, впитывается в предметы окружающей обстановки. Не раз бывало, что преступник тщательно застирывал свою одежду, стараясь удалить капли крови, но эксперты­генетики все равно находили биологические следы, и по базам генома мы устанавливали личность человека.

*   *   *

— Какую технику используют современные криминалисты?

— В первую очередь это аппаратно­программный комплекс по сбору информации из мобильных устройств под названием UFED. С его помощью недавно удалось доказать причастность одного гражданина к убийству из чувства мести. Подозреваемый отрицал свою вину, но нам удалось восстановить удаленную из памяти телефона переписку в соцсетях, подтверждающую его причастность к совершению преступления.

В своей работе мы используем и квадрокоптер, который незаменим при поиске пропавших людей, оптические устройства по выявлению скрытых видеокамер.

Расскажу о таком деле: весной прошлого года двое жителей села Бессоновка решили похитить у пенсионерки деньги. Во время нападения потерпевшая попыталась покинуть дом, но преступники убили ее, нанеся удары ножами в живот, грудь, шею… Из дома подельники забрали 30 тысяч рублей.

На следующий день следователи нашли в зарослях кустарника за домом погибшей нож. А исследуя пути отхода преступников, обнаружили следы обуви. Параллельно отрабатывались лица, входившие в круг общения пенсионерки. И все это в совокупности позволило изобличить убийц.

Для криминалиста место преступления свято: нам очень важно, чтобы все оставалось в том виде, в котором оставил злоумышленник. При работе мы обращаем внимание на все, включая детали, которые кажутся на первый взгляд несущественными. Совершая преступление, все люди нервничают — в кровь выбрасывается адреналин, пульс учащается, и человек начинает потеть. Значит, растет количество следов.

Так, к примеру, в недостроенном коттедже на окраине города было совершено убийство. Хозяин строения всячески доказывал свою непричастность. Однако криминалистам с помощью специального источника криминалистического света, который помогает увидеть неразличимые для глаз следы биологического происхождения, удалось найти на стене замытые кровоподтеки, замазанные штукатуркой. После этого мужчина признался в убийстве.

*   *   *

— Какие преступления в последнее время совершаются все чаще?

— Структура преступности действительно меняется. На первый план выходят противоправные деяния, связанные с цифровыми технологиями, — это и хищение денежных средств с банковских карт, и разные виды мошенничества.

Все больше становится преступлений в отношении несовершеннолетних. Проблема еще и в том, что потерпевшие обращаются к родителям, а те, в свою очередь, в правоохранительные органы слишком поздно, через месяц­два после печальных событий. Так, в соцсетях злоумышленники довольно часто предлагают несовершеннолетним присылать свои фото в обнаженном виде.

В нашем распоряжении есть криминалистическая техника, которая помогает отследить киберпреступников. Приведу пример: мужчину, совершившего преступление сексуального характера в отношении несовершеннолетней, удалось вычислить с помощью его телефона — он вел переписку с потерпевшей. Сейчас обвиняемый находится в следственном изоляторе.

Но подростки не только становятся жертвами — бывает, что они и сами преступают закон. Так, в прошлом году были задержаны трое несовершеннолетних, которые изготавливали в домашних условиях наркотики. Товар они реализовывали среди друзей и знакомых.

Еще подростки нередко становятся фигурантами уголовных дел о краже денег с банковских карт. К примеру, в начале этого года молодой человек из Мокшана похитил у бабушки с карты в общей сложности более 240 тысяч рублей, которые израсходовал на личные нужды и развлечения.

*   *   *

— Часто ли вашим сотрудникам приходится работать в экстремальных условиях?

— Мы готовы к работе в любых обстоятельствах. Из недавних событий сразу вспоминается взрыв на улице Калинина в помещении, оборудованном для пекарни. Из­за опасности обрушения кровли мы несколько дней не могли осмотреть место происшествия. Этой зимой нам не раз приходилось подниматься на крыши многоэтажек из‑за падения наледи. Я уже не говорю о том, как сложно извлекать тела из теплотрасс, где специфические пары, вдыхание которых опасно для жизни.

Один из самых нестандартных эпизодов на моей памяти — это тело женщины, зарытое в подполе двухквартирного дома. Мужчина, житель Твери, сначала снимал квартиру, а потом решил купить ее. Появилась у него и идея ограбить хозяйку. Квартирант связал женщину, набросил на шею электропровод и начал душить несчастную, потом отнес ее в погреб и засунул в рот кляп. Вернувшись через некоторое время, он обнаружил, что женщина не подает признаков жизни, и несколько часов засыпал ее тело землей.

Криминалисты совместно с сотрудниками полиции откапывали жертву на протяжении 6 часов — тело нельзя было повредить. Были привлечены также сотрудники МЧС, которые использовали спецоборудование, чтобы поднять труп из погреба.

Ранее преступник уже привлекался к уголовной ответственности за кражи и разбои. Суд назначил наказание — 22 года и 3 месяца лишения свободы в колонии строгого режима.

Динара Ефимова

SinvolPamyati