Бессмертная классика Артема Балакина

Художник Артем Балакин — классический представитель пензенской живописной школы, которая ценится не только в России, но и во всем мире. Поэтому работы мастера можно найти сегодня в частных коллекциях Европы и США. На некоторых из этих полотен запечатлена Пенза — родной город, где сохранилось еще немало примет прошлого, неизменно вдохновляет живописца.

«Стать художником мне, наверное, было написано на роду, — улыбается Артем. — Дед был резчиком по дереву, а родители окончили Пензенское художественное училище, так что рисовать я начал еще с дошкольного возраста…

Я и строить могу, и технику ремонтировать, поэтому просторную мастерскую себе построил сам — в виде второго этажа своего частного дома. А месяц назад купил подержанный «Мерседес» с кузовом «универсал», теперь могу выезжать работать на природу и даже спать в машине.

Кстати, путешествия у меня в крови! В прошлом году я с друзьями побывал на Азовском побережье. Побродили мы по заброшенной Крымской АЭС, где почувствовали себя героями какого‑то постапокалиптического фильма или компьютерной игры. Ее строили в советское время, она должна была обеспечивать электроэнергией весь полуостров, но тут произошла трагедия на Чернобыльской АЭС, а затем Союз начал разваливаться. Стало уже не до новой атомной электростанции. Так ее и не запустили.

Потом мы махнули на самое западное побережье Крыма, остановились у Джангульского заповедника. Пейзажи там напоминали шотландские, захватывало дух, когда одновременно садилось красное солнце и вставала такая же красная луна…»

Впрочем, доводилось пензяку путешествовать и за границей. В Сан­Марино художник отправился вместе с девушкой, чья мама живет в этом крохотном государстве на берегу Средиземного моря.

«Оттуда я привез массу пейзажей, хотя многое туристы покупали буквально с этюдника в виде эскизов, — разводит руками Артем Балакин. — Запомнился забавный эпизод. Мы с моей девушкой отправились на пленэр. Одеты как местные, и тут подходит группа русских туристов. Одна женщина говорит: «Ой, как красиво!» А я ей тоже на русском отвечаю: «Ну, тут еще немного доработать нужно». Она одновременно и удивилась, и стала смеяться.

Местные художники, кстати, очень позитивно оценивали мои работы, говорили, что у русских прекрасная школа. Сами они, как мне кажется, не развиваются, потому что вынуждены рисовать одно и то же на потребу туристам.

А мы еще и в Италии побывали, оттуда я тоже привез немало эскизов, чтобы, не торопясь, уже доделывать их дома. Некоторые работы, кстати, я могу писать годами. Сделаешь эскиз — отложишь, ждешь, пока интерес к этой композиции вернется».

Пензенские пейзажи — отдельная тема в работах художника. Он признается, что во время таких пленэров отдыхает душой. И в Пензе случается, что прохожие сразу просят продать им понравившийся этюд.

«Я писал старые кварталы в итальянских городах — там свое очарование, хотя слишком все приглажено, камешек к камешку, — рассказывает мастер. — Но опыт тех же итальянцев, бережно сохраняющих исторический облик городской среды, пошел бы и нам на пользу. Вот к чему, скажите на милость, позади «Будылина» воткнули многоэтажку? Я сейчас старые дома нарисую, а этот многоэтажный дом рисовать не буду, вместо него лучше изображу облака…»

В ближайших планах Артема Балакина — устроить выставку живописных работ, на которой оживала бы старая Пенза.

Яков БЕЛКИН

SinvolPamyati