«Не записывайте дрянь, раздайте лучше деньги бедным!»

Вечером минувшей пятницы на Фонтанной площади было жарко. Не столько из‑за погоды, сколько благодаря участникам кавер­фестиваля, хэдлайнером которого стал наш земляк, гитарист группы «Моральный кодекс» Николай Девлет­Кильдеев. Он автор практически всех хитов коллектива, включая «До свиданья, мама!» и «Первый снег», которые в тот вечер и исполнил. А аккомпанировали ему известные пензенские музыканты Сергей Струков, Михаил Доманин и Евгений Мельников.

«Большинство детских воспоминаний связано у меня с Западной Поляной, — рассказал музыкант корреспонденту «МЛ». — Благодаря старшему брату, у которого в политехе была своя группа, я рано взял в руки гитару. Чтобы никому не мешать в нашей маленькой квартире, я разучивал аккорды в туалете, сидя на краю ванны.

А когда освоил электрогитару, в лето стал ездить с братом и его товарищами по свадьбам, играл сольные партии. Денег мне не платили, возрастом еще не вышел, но сам процесс доставлял мне неимоверное удовольствие!

Позже мне довелось поиграть со знаменитым пензенским гитаристом Рафом Губайдуллиным. Он тогда работал со своими музыкантами в ресторане «Волга», я иногда приходил туда, и мы с ним джемовали, играли блюзовые хиты. Ресторан просто стоял на ушах, особенно если там присутствовали иностранные гости.

А поработав в пензенской филармонии, в ансамбле «Гармония», я уехал в Москву. Сначала устроился в ансамбль «Фавориты», потом — в знаменитые «Красные маки». Запомнилось, как мы в ФРГ гастролировали и с коллективом повсюду ездили два гэбиста. Мы с ребятами отыграли очередной концерт, отдыхаем в кафешке. И тут один немец мне раз, незаметно сует тридцать марок. Мол, спасибо за концерт, лично от меня благодарность музыканту. Ну а я что, буду отказываться? Незаметно сунул купюры в карман. Но, оказалось, не совсем незаметно…

На следующий день эти самые гэбисты вызывают меня к себе в номер: «У тебя отец коммунист, мать коммунист, ты чего страну позоришь? Гони бабло!» Так и пришлось им эти 30 марок отдать».

— А как вы оказались в «Моральном кодексе»?

— Это проект поэта Павла Жагуна, который и привел меня в группу «Красный барон и герои». Сначала солистом был американец с русскими корнями Роман Ивасько, но так как с его приездами возникали проблемы, вскоре его заменил Сергей Мазаев. А в 1989‑м появилось новое название — «Моральный кодекс».

— Когда вы работали над пластинкой «Зима», то две вещи записали в Лондоне на легендарной студии Abbey road, где когда‑то записывались «Битлы»…

— Эту поездку не забудешь! Когда я сел записываться с гитарой, ко мне подошел продюсер Крис Кимси и спросил: «Ты знаешь, что на этом месте любил сидеть Джон Леннон?»

— Что для вас важно помимо «Морального кодекса»?

— Мои сольные проекты. Главный из них называется «Стратосфера». Мы играем инструментальную музыку в стиле 1950‑х.

А еще я гитары коллекционирую. Собрание не такое уж и большое — штук двадцать всего. Не сравнить с Сарухановым или Кузьминым, у которых по 200 гитар. Зато у меня еще балалайка с домрой есть.

Я на своих коллекционных гитарах с удовольствием играю, они сохраняют дух времени. Я просто привожу их в порядок, ничего не усовершенствую. Все должно звучать, как звучало в те годы.

— А в качестве сессионного музыканта вас приглашают?

— Такое часто случается. К примеру, видели вы клип группы «Фабрика» «Девушки фабричные»? Там они вначале играют как бы на балалайках. Я ведь по образованию балалаечник после музыкального училища. Так вот, это моя балалайка там звучит!

Но я не всегда соглашаюсь сотрудничать, даже если хорошие деньги обещают. Недавно предложили мне песню записать. Я ее послушал и сказал: «Ребята, чем записывать такую дрянь, раздайте лучше деньги бедным!»

Яков БЕЛКИН

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

SinvolPamyati