Дмитрий Трошин: «Новости — мое все!»

На 11 канал Дмитрий Трошин пришел в далеком 2004 году как журналист-новостник. Параллельно долгие годы вел полюбившуюся пензенцам программу «Рыбак рыбаку». А с 2020 года является редактором информационной службы.
— Дмитрий, сильно ли отличался рабочий процесс в самом начале твоей телевизионной карьеры от того, что есть сейчас? Технологии же не стоят на месте…
— Конечно, сильно! Сейчас мы работаем только с цифрой, отснятый материал сбрасываем в виде файлов. А тогда в ходу были кассеты — чтобы смонтировать сюжет, мы их крутили до нужного момента, отсматривали с пленки. Небыстрый процесс… Бывали и форс-мажоры, когда материалы нечаянно затирались — поверх записывалось что-то еще. Сейчас даже удаленные файлы почти всегда можно восстановить специальными программами. А вот тогда нам было не до смеха!
— Как ты считаешь, в новостных сюжетах есть своя мода? И если да, то в чем она выражается?
— Я думаю, слово мода здесь неуместно. Скорее, есть стандарт качества — возможность произвести на зрителя яркое впечатление, вызвать эмоции.
— А интернет-трендам следуете? Например, съемке в духе стрима, когда камеру держат в руках, чтобы картинка лучше передавала динамику бега, например.
— На мой взгляд, телевидение тем и отличается от видеоблогинга, что здесь свои каноны. Оперативные съемки с места событий иногда у нас используются, но лишь в виде дополнений. Например, съемки пресс-служб правоохранительных органов, телезрителей, оказавшихся свидетелями интересных событий. Или вот как-то раз мы с Катей (журналист информационной службы 11 канала Екатерина Воробьева, жена Дмитрия Трошина. — Прим. ред.) ехали в свой выходной по городу и вдруг увидели огромный столб черного дыма. Что-то полыхало! Мы сняли происходящее на телефон и вызвали дежурную съемочную группу. Это видео удачно дополнило сюжет — показало кульминацию ЧП.
— Из этого ответа я могу сделать вывод, что ты совсем не отдыхаешь от работы?
— Это, наверное, профессиональная деформация: новости — мое все! Я по долгу службы обязан купаться в море информации и искать там самую «жирную рыбку», чтобы сделать наши выпуски новостей еще насыщеннее. Поэтому, даже приходя домой, я продолжаю штудировать соцсети, читать сообщения граждан, отслеживать федеральные новости. Задача редактора и всех журналистов — ежедневно насыщать 30-минутные выпуски «Наших новостей», а это в среднем 15 уникальных сюжетов. Еще и загашник необходимо формировать из сюжетов про запас. Расслабляться никогда нельзя.
— Если бы тебе сейчас поручили авторский проект, то о чем он бы был?
— Это программа, которой я когда-то и занимался. Про природу, рыбалку, охоту, отдых на природе. Без политики, криминала и суеты.
— Кстати, осталась ли сейчас в твоей жизни рыбалка?
— Практически нет, я давно уже не брал в руки удочек! Времени катастрофически не хватает, да и отпуска уже почти два года не было.
— А каким был самый богатый улов?
— Коллективный — волжский сом килограммов на 40. А в одиночку ловил крупных сазанов, судаков, увесистых щук.
— Если бы ты поехал на необитаемый остров, какие три вещи взял бы с собой?
— Я, пожалуй, одушевлю этот список — во-первых, взял бы любимую жену (если бы, конечно, она согласилась терпеть меня там), а также рыболовные снасти и чемоданчик с инструментами — шалаш мастерить, в котором нам будет рай.
— Хватает ли тебя на то, чтобы быть отцом в полном смысле этого слова? Времени, сил, ресурсов?
— Увы, нет, на отлично я с этой ролью не справляюсь — на работе порой допоздна. Но знаю, что наша дочка Маша меня понимает. А я ей очень горжусь: она окончила шестой класс почти со всеми пятерками, классно рисует, выразительно читает стихи — даже в конкурсах декламации участвовала.
— Дмитрий, а если бы тебе в сети попалась золотая рыбка, что бы ты у нее попросил?
— Конечно, здоровья — для себя и своих близких.

Ксения Вдовикина. Фото из личного архива Дмитрия Трошина.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

SinvolPamyati