Юлия Пахалина: «Дело за малым — воспитать новых олимпийских чемпионов!»

На минувшей неделе в Музее спорта Пензенской области провели экскурсию всего для одного посетителя. Зато какого! Здесь побывала олимпийская чемпионка по прыжкам в воду Юлия Пахалина.
В нулевые пензенская спортсменка практически в одиночку сражалась с китайскими роботами в бассейне для прыжков в воду. Помимо пяти олимпийских медалей, включая «золото» Сиднея в дуэте с Верой Ильиной, на ее счету три победы на чемпионатах мира. Но Пахалина до сих пор живет с ощущением того, что не выиграла главного — личного олимпийского «золота».
В 2006 году Юлия вышла замуж за индуса Анвара Мухаммеда, с которым живет в американском Хьюстоне. Там они воспитывают двух прекрасных детей: дочку Софию и сына Мохсина. Каждое лето спортсменка старается наведываться в родную Пензу. На этот раз она приехала с детьми, которых старается прятать от посторонних глаз. И наконец‑то нашла время посетить Музей спорта, где с удивлением обнаружила свою парадную форму с пекинской Олимпиады.
«Я ее надевала всего один раз, когда после Олимпиады нас принимал в Кремле Президент Владимир Путин, — призналась бывшая спортсменка. — Даже не помню, куда она потом делась. А вы сумели ее найти».
У стенда, на котором размещены фото спортсменки, ее отца и тренера Владимира Пахалина, а также других тренеров, Юлия заметила: «Я до сих пор чувствую те годы. Вспоминаю всех, кто мне помогал: а это не только мой отец-тренер, но и хореографы, массажисты, доктора. Для меня победа на Олимпиаде — это гордость за страну, за флаг, за Пензу».
Директор Школы высшего спортивного мастерства Ирина Кулемина попросила Юлию Пахалину предоставить Музею спорта Пензенской области свои олимпийские награды, чтобы с них могли сделать копии. «Что же вы мне в Америку заранее не позвонили? — ответила спортсменка. — Я бы их с собой захватила. А теперь смогу привезти их только на следующий год».
Пахалина расписалась в Книге почетных гостей, где высоко оценила «совершенно потрясающую идею создания Музея спорта» и поблагодарила всех, кто принимал в этом проекте участие. Также отметила, что для нее огромная честь — быть представленной среди элиты мирового и пензенского спорта.
Корреспонденту «МЛ» удалось задать олимпийской чемпионке несколько вопросов.
— Есть ли у вас в Пензе любимые места?
— Для меня вся Пенза любимая, я здесь заряжаюсь внутренней силой. Конечно, приятно было бы заглянуть во Дворец водных видов спорта, где проходило мое становление. Но сейчас там многое изменилось, нет уже ни трамплинов, ни вышек, а вместо спортшколы фитнес-клуб.
Но радует, что за последние годы в городе появилось много бассейнов, в том числе оборудованных прыжковыми ямами. Дело за малым — воспитать новых олимпийских чемпионов!
— В этом направлении дело продвигается туго. Почему Пензе все не удается воспитать новых Пахалиных?
— Я не считаю себя суперталантливой. Все пришло через тренировки, через пот и слезы. Я буквально не вылезала из тренажерного зала и бассейна, мы с отцом там пропадали с утра до вечера…
А сейчас у молодежи очень много соблазнов — тот же Интернет, гаджеты постоянно в руках. «Инстаграм» для них интереснее прыжков в воду. У нас же с отцом все было подчинено одной цели — победе в любых соревнованиях, где я принимаю участие, от первенства области до Олимпийских игр.
Я всегда чувствовала большую ответственность перед страной, перед тренерами, перед малой родиной. Но Олимпийские игры всегда стояли особняком. Я знала, что там нельзя допускать ни малейших ошибок.
Спортсмен перед Олимпиадой так тренируется, что сгореть можно очень быстро. Ты четыре года готовишься, а тут приезжаешь — и чувствуешь, что внутри тебя все перегорело, ты опустошен. У меня такое было перед прыжками с 3‑метрового трамплина в Пекине. Я за два-три дня до прыжков почувствовала, что начинаю сгорать, что моральные и эмоциональные силы на исходе.
Я себя будоражила, специально злила, начинала лупить ногами и руками по стене, по ящикам в раздевалке. Понимала, что если я этого не сделаю сейчас, то на трамплине уже не соберусь.
— Есть ли шансы у нашей команды побороться за «золото» на стартующей в Токио Олимпиаде?
— Шансы всегда есть, в спорте ничего нельзя стопроцентно прогнозировать, от ошибок никто не застрахован. Но понятно, что противостоять китайцам всем командам будет невероятно сложно. Особенно женщинам… У мужчин мы сможем составить какую‑то конкуренцию.
— Вы уже почти двадцать лет прожили в США. А свой отъезд в эту страну помните?
— Мне поступило предложение от тренера из Хьюстонского университета — приехать на полную стипендию. Выгодный вариант: обучение, питание, проживание оплачивал университет. Была возможность получить образование за границей, выучить язык.
К тому же в Хьюстоне уже жила Вера Ильина, с которой мы выиграли Олимпиаду в Сиднее и собирались продолжать совместные тренировки. Она меня тоже звала, это и стало решающим аргументом.
— Долго пришлось привыкать к Америке?
— Первый год очень сильно домой хотелось. К тому же я боялась говорить с людьми, вдруг мой английский не поймут, начнут смеяться. Опасалась, что из университета выгонят за неуспеваемость. Пришлось в какой‑то мере жертвовать спортом, чтобы нагонять материал.
Но я все равно прыгала — каждые выходные проходили какие‑то соревнования.
— Чего вам не хватает в США сегодня?
— Не хватает улиц моего пензенского детства, русской природы, еды… Даже нестриженых газонов — только в США понимаешь, как их не хватает. Жаль, что и Пенза меняется, причем иногда не в лучшую сторону. Понастроили этих высоток…
В Хьюстоне многоэтажками застроен только центр, в них никто не живет, это офисы, все стараются иметь свой дом, землю, чтобы дети выходили играть на лужайку. А Пенза — это же не Москва, здесь всегда были маленькие, аккуратные дома.
Еще меня просто убивает постоянный ремонт дорог в Пензе. Сколько же можно их ремонтировать?! И все время днем, в рабочее время…
— Дети не собираются пойти по вашим стопам?
— Сын любит единоборства, а дочка занимается спортивной гимнастикой. К тому же до бассейна, оборудованного трамплинами и вышками, от нашего дома на машине ехать полтора часа.
Дети заняты делом, у них есть цель. И это я считаю главным.
— Вы по‑прежнему тренируете сборную университета Хьюстона?
— Сейчас уже нет, с маленьким ребенком было не до того. Но сыну уже исполнилось 6 лет, и я надеюсь, что вернусь к тренерской деятельности. Только, наверное, буду тренировать уже в частном порядке.

Яков БЕЛКИН

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

SinvolPamyati