Сансара Юлии Аленкиной

10 августа весь пензенский андеграунд и близкие ему культурные круги застыли в оцепенении: трагически оборвалась жизнь 42‑летней Юлии Аленкиной, организатора ярких музыкальных событий в Пензе и ее окрестностях. Пока в этой истории вопросов куда больше, чем ответов.

Жизнь этой позитивной, неунывающей и деятельной «зажигалочки» била ключом: насыщенная работа в полиграфическом деле, две красавицы­дочки, одна из которых недавно окончила школу, второй счастливый брак. Свадьба с Сергеем Головачевым состоялась в прошлом году, и Юля в этом союзе буквально расцвела — даже признавалась, что ее посещали мысли об общем ребенке.

…Первыми хватились Юлии ее коллеги — не вышла на работу без предупреждения, что было совершенно на нее не похоже. Впрочем, искать пришлось недолго: близкие друзья обнаружили, что в квартире супругов среди ночи подозрительно горел свет.

Сергея и Юлю нашли на кухне — оба были уже мертвы. При вскрытии вынесли заключение «отравление неизвестным веществом». Иных подробностей не сообщается, да и не настолько они важны: людей уже не вернешь.

2 августа старшей дочке Юли Варваре исполнилось 18 лет, а 13 августа, накануне похорон, — 11 лет младшей. Сашенька даже получила подарок, который успела купить и аккуратно спрятать заботливая мама, — долгожданный фотоаппарат…

Так много добрых дел

…Познакомились мы с Юлей Аленкиной семь лет назад, когда в Пензе появилось неподражаемое арт­пространство «Сансара» — старая квартира в деревянном доме на ул. Гладкова, превращенная в уютное местечко для проведения музыкальных квартирников. Там постоянно кто‑то пел, играл на гитаре, стучал на барабанах, читал стихи.

Не так давно арт­пространство прекратило свое существование, но Юля не теряла надежды открыть схожую площадку на новом месте (уже даже начали расчищать пустующий гараж), упорно везла в Пензу интересных музыкантов, организовывала им сцену.

Каждый год у «Кукушки» на Фонтанной площади с ее легкой руки проходили вечера памяти Виктора Цоя — народ собирался, чтобы под гитару попеть его «Группу крови» и «Звезду по имени Солнце». В этом году событие 15 августа прошло уже без нее…

При этом Юлии Аленкиной хватало и на другие добрые дела. Во время трагических событий в Чемодановке она еще до волонтерских десантов поехала в соседнее село Лопатки, чтобы спасти от голода, жажды и измождения домашних животных, брошенных уехавшими семьями. Юля дежурила на въезде в село почти каждый день — привозила скотине, кошкам и собакам воду и корм.

А еще активно помогала пензенскому экоактивисту Виктору Небоге создавать и поддерживать «Парк Дружбы» — никому не нужный пустырь в микрорайоне Заря, который засадили деревьями и всячески облагородили.

Хранительница «Сансары»

…На прощание с Юлей Аленкиной пришла дружная музыкальная братия Пензы и все, кто хотя бы раз бывал на этих фестивалях и концертах. Щедрые на слова и эмоции люди в тот единственный посреди всей жаркой недели дождливый день были как никогда молчаливы. Лишь некоторые нашли в себе силы вспомнить, какой была «эпоха Аленкиной», теперь ушедшая безвозвратно.

«Я помогала Юле с организацией «Сансары», — вспоминает журналист Кира Белова. — Принесла два старых ковра, чтобы застелить ими пол и сделать старую квартиру теплее и уютнее. К тому времени там уже был абажур с бахромой, уютное кресло, портрет Есенина из соломки — все, как в квартирах 70—80‑х… И даже массивный ретромотоцикл BMW (на нем можно было сидеть зрителям).

Позже Юля спасла из‑под топора ненужный кому‑то шкаф и придумала сделать из него «Нарнию», дополнительную комнатку для чаепитий в недрах «Сансары», куда нужно было входить буквально через этот шифоньер.

Всех приезжих музыкантов Юля сама встречала на вокзале, а многих расквартировывала у себя дома, в однушке на пятом этаже на Южной Поляне. Даже давала им, малознакомым людям, ключи и разрешала распоряжаться продуктами на свое усмотрение.

Помню, как я жарила картошку для «повелителя саксофона» Сергея Летова — брата Егора Летова, лидера группы «Гражданская оборона». А еще Юля нередко вкладывала свою зарплату в выплату артистам гонораров — если концерты не приносили достаточных сборов. Но никогда не сдавалась!»

«Сансара» стала уникальным местом не только на карте Пензы, — добавляет Андрей Артемов, создававший вместе с Юлией Аленкиной это арт­пространство и занимавшийся там звукорежиссурой. — Мерцающей точкой она прочно вошла в общекультурный ландшафт страны, став местом притяжения творческих людей, — тех, для кого внутренняя география важнее внешней. Здесь в атмосфере дружеского живого общения на расстоянии вытянутой руки выступали и начинающие, и легендарные музыканты — Умка, Ник Рок­н­Ролл, Вадим Курылев, Вдовин, Роман Филиппов, Дмитрий Вагин, Бранимир, Летчик Потапов…

Я очень хорошо помню январский вечер, когда мы ждали на концерт памяти Высоцкого питерского барда Максима Ермачкова — тот ехал на автобусе из Тамбова. Событие было назначено на семь. Но тут выяснилось, что автобус сломался на трассе — Максим позвонил Юле и попросил как‑то подержать зрителей. Наша хранительница «Сансары» не растерялась и предложила собравшимся пока попеть самим — что‑нибудь самое любимое из Высоцкого. Абажур горел, рекой лился чай, за окном шел снег, гитара не умолкала — и люди не хотели расходиться.

Все закончилось тем, что Ермачков добрался до Пензы в полвторого (!) ночи, а сам концерт завершился только с рассветом — так было тепло и душевно!»

Плечо к плечу

«В 2015 году мы проводили на берегу Суры потрясающий масштабный фестиваль «Хорошие люди», — вспоминает организатор событий Альфия Дмитриевская. — Выбрали в качестве локации Русеевский пляж, разметили площадки. Владелец территории переживал, что весь вид портит старый ржавый корабль — обещал что‑то придумать и убрать. Но Юля остановила его: «Не надо. Там у нас будет особая сцена!»

Так появилась невероятная «Сансара» на Суре» — музыканты выступали прямо на палубе, которую застелили коврами, там же сидели и слушатели, а звуковик «шаманил» в капитанской рубке. Самое удивительное, что технические неполадки случились в разных уголках нашего фестиваля, но только не на этом корабле: Юлина энергетика его защитила!»

«Она была влюблена во все, что она делает, — вспоминает Людмила Тимакова, организатор фестиваля рукоделия и творчества. — И каждый раз я была спокойна: не подведет, сделает, найдет со всеми общий язык. В этом году, как и всегда, она занималась организацией на фестивале малой бардовской сцены. Но за сутки мы узнали, что этой площадки не будет. И пока все в панике бегали по кругу с криками «А­а­а­а­а!», Юля не только нашла нам сцену, но и сделала ее еще больше и ярче. На последующие фестивали я обязательно оставлю площадку «Сансара» в память о Юле Аленкиной — уверена, все артисты меня поддержат».

«Больно понимать, что больше мне не придет сообщение от Юли, что скоро концерт или фестиваль, — вздыхает музыкант Ксения Солдаткина. — Такие новости пару раз вытаскивали меня из глубокого душевного кризиса, из которого лучший выход — на сцену.

Для меня самым ярким нашим совместным событием стал «Кенгуру­фест» в 2019 году: на зеленой поляне в микрорайоне Заря спустя 30 лет собрались музыканты легендарной пензенской андеграундной группы «Кенгуру», к тому времени разбросанные по городам и весям, — Юля умела уговорить!

Я выступала с ними на одной сцене, которую энтузиасты­организаторы сколачивали своими руками. Для меня это был один из самых легких, душевных и беззаботных фестивалей: все танцевали и пели плечо к плечу, как большая семья».

…Уверяют, что там, на небе, все только и говорят, что о море. Юле Аленкиной будет что рассказать: незадолго до трагической гибели она вернулась из Крыма, где осуществила свою детскую мечту — прыгнуть с парашютом. «Неожиданно для самой себя решила закрыть этот гештальт над морем, где совсем не страшно, а звеняще­прекрасно и глубоко и высоко — словами не передать, а только чувствовать восторг», — гласит одна из последних ее записей на стене «ВКонтакте».

Юлию Аленкину похоронили на Чемодановском кладбище рядом с мамой. Супруг погребен отдельно.

Ксения ИВАНОВСКАЯ. Фото из личного архива Ю. Аленкиной.

SinvolPamyati