Алкоголикам больше не вживляют «торпеду»

«Сурский край — без наркотиков» — так называется областная антинаркотическая акция. Недавно ее активисты стерли в Пензе около 200 надписей, рекламирующих наркотики. А в Правительстве РФ подняли вопрос о запрете электронных курительных приборов.

Побеседовать на весьма актуальную тему «МЛ» пригласил главного внештатного нарколога областного Минздрава Юрия Уткина. Больше часа эксперт отвечал на вопросы наших читателей.

*   *   *

— Юрий Александрович, бывает, идешь по улице, а перед тобой — облако дыма от электронных сигарет, и никак его не миновать. Так ли безопасны эти устройства, раз продаются на каждом шагу?

— Тут все интересно: продавать в России в открытую сигареты запрещено, а вот устройства, доносящие до организма синтетический никотин, под запрет еще не подпали — соответствующей законодательной базы нет. Пока только рассматривается вопрос о том, чтобы ограничить торговлю электронными сигаретами и начать уже такие вещи лицензировать.

Принять такой закон отдельно в Пензенской области, увы, нельзя — он должен быть федеральным. Печально, что производители данной продукции делают все возможное, чтобы не дать задумке осуществиться. Впрочем, такое было и во времена СССР — тогда продавались сигареты со специальными добавками, которые рекомендовалось курить людям… с бронхиальной астмой! Якобы их накачивали специальными веществами, чтобы те ингаляционно снимали спазм бронхов. Подобные хитрые методики для увеличения продаж применяются и сегодня, вот народ и уверен, что электронные сигареты совсем не опасны.

Но это большое заблуждение — они весьма опасны. И речь идет не только о вреде. Никотиновая зависимость — это первый шаг к наркомании.

*   *   *

— Как вы относитесь к некоммерческим фондам и организациям, которые помогают алкоголикам и наркоманам вернуться к нормальной жизни?

— Реабилитация делится на две части: медицинская (когда врач назначает лекарства, процедуры с целью оздоровления больного — 1—3 месяца) и социальная (восстановление документов, работоспособности, навыков интеграции в обществе — не менее 6 месяцев). Вот эти фонды занимаются не медицинской, а именно социальной реабилитацией.

*   *   *

— Несколько лет назад пензяков пугали дезоморфином — рассказывали, что у наркоманов, использующих это средство, буквально гниет тело. Как сейчас обстоят дела?

— Такой наркотик в народе прозвали «крокодилом», потому что в местах уколов кожа покрывается язвами, напоминающими чешуйки, как у аллигатора. Дезоморфин — это переработка некоторых медицинских препаратов, которые растворяли бензином. Но сейчас дезоморфин уже уходит в прошлое. На смену ему пришли не менее сильные синтетические наркотики.

*   *   *

— Вживляют ли сегодня алкоголикам под кожу капсулу­«торпеду»?

— Ранее данная методика применялась. Но в настоящее время в России этот препарат не производится. Поэтому вживить сегодня «торпеду» в Пензе нельзя.

Имеется альтернатива — таблетки «Тетурам» и его аналоги. Но принимать их можно только после консультации и по назначению врача — психиатра­нарколога!

*   *   *

— Правда ли, что некоторые люди генетически предрасположены к алкоголизму?

— Да, генетическая предрасположенность есть. К примеру, у американских индейцев, малых народов Севера алкоголизм формируется мгновенно.

Алкоголизм — страшное заболевание. Быстро развивается деградация личности, алкоголики становятся похожими друг на друга, порой дело доходит до энцефалопатии — человек уже сам не осознает себя, не может принимать взвешенные решения. Еще один шаг — и наступает психиатрическая инвалидность.

В семье зависимого от алкоголя болеет не он один. Страдают все его родственники и близкие. В нашей стране лечение от алкоголизма проводится только на основе добровольного согласия пациента. И это проблема: без согласия пациента госпитализировать и лечить его невозможно.

Мы, конечно, стараемся всеми способами уговорить человека на лечение, проводим семейное консультирование. Но, пока в России алкоголь официально именуется пищевым продуктом, он будет оставаться большим злом!

*   *   *

— Моему родственнику 44 года. Он хорошо зарабатывает, но в последнее время каждый вечер выпивает почти по бутылке водки. Слова его жены о том, что это болезнь, воспринимает в штыки. Она давно не спит спокойно — ждет ночью какой‑нибудь беды. Как можно помочь в такой ситуации?

— Бутылка водки в день — огромная доза. Вашего родственника нужно любыми путями уговорить явиться на прием к врачу — психиатру­наркологу. В Пензе они принимают в диспансерно­поликлиническом отделении ГБУЗ «Областная наркологическая больница». Также у нас есть и психологи, которые могут провести семейное консультирование.

На сайте Минздрава Пензенской области и на сайте наркологической больницы указан телефон администратора — 51‑79‑00. Можно позвонить по этому номеру, описать ситуацию и получить предварительную консультацию…

Стоит отметить, что в период диспансерного наблюдения человек не может управлять никаким транспортом, иметь оружие, работать в охране и с источниками повышенной опасности. Но, как только человека снимут с диспансерного наблюдения по выздоровлению, никаких последствий учета в наркологии не будет.

По закону человек имеет право написать заявление и не состоять на учете, однако в этом случае государство оставило за собой право сохранять пациенту диагноз. И если такому гражданину понадобились водительские права, сначала ему потребуется доказать в течение трех лет свою трезвость. Доказывать это придется постоянным посещением нарколога, фиксацией трезвости — 12 раз в год, и 36 раз до момента снятия диагноза.

Диана Ахмедова

SinvolPamyati