Максим Локтионов: «Ту роль я посчитал провалом»

На минувшей неделе в рамках театрального фестиваля «МаскерадЪ» на пензенской сцене выступил саратовский театр драмы им. Слонова. Гости показали комедию Мольера «Школа жен», а одну из главных ролей исполнил уроженец Кузнецка Максим Локтионов.

Максим прославился мгновенно, когда осенью 2009-го на экраны страны вышел фильм-сказка «Книга мастеров». Тогда еще второкурсник театрального факультета Саратовской консерватории сыграл в этой картине главную роль и сразу же запомнился зрителям своей обаятельной улыбкой.

— В театральном кружке под названием «ЮВЕНА» я занимался с первого класса до окончания школы, — рассказывает Максим. — Еще увлекался футболом, был вратарем, но, когда пришлось выбирать, решил остаться верным театру. В «Щепке» я срезался на последнем этапе, вернулся домой расстроенный. Но на следующий год отправился в Саратов. И, по сути, поступил авансом!

Видимо, на первом туре чем-то запомнился, когда читал поэму о блокадном Ленинграде, потому что после этого самого тура я заболел, да так, что загремел в больницу. Но тут совершенно неожиданно моей маме позвонили в Кузнецк, мол, приводите своего «инвалида» сразу на третий тур. Так я стал студентом театрального факультета СГК им. Собинова.

— А как вы стали исполнителем главной роли в фильме-сказке?

— К нам в Саратов частенько, как это ни удивительно, приезжали директора по кастингу, и я им приглянулся. Затем были пробы, и я приглянулся еще раз! Натурные съемки проходили в Минске. Запомнился конь, который на какие-то вещи реагировал как человек и порой смотрел на меня как на идиота. Но самое удивительное — артисты, которых видел только на голубом экране. Вот они прямо перед тобой, жмут руку, шутят, советы дают. Леонид Куравлев, Валентин Гафт, Ирина Апексимова, Ольга Аросева, Михаил Ефремов, Лия Ахеджакова, Александр Леньков…

Все хотели сделать хорошее кино, не было никого, кто бы сидел, как говорится, на зарплате. Ни разу не слышал фразу: «И так сойдет»! Запомнил, как играет Ахеджакова. У меня тогда было ощущение: те, кто поопытнее, играли глазами, другие — мимикой всего лица. А вот Ахеджакова играла как будто всем телом. Бац — и человек целиком включился в сцену, от макушки до пяток!

Запомнилось, как режиссер попросил Апексимову заплакать в кадре, грубо говоря, на сухую, без репетиций, без раскачки. Я подумал, ну это он, конечно, оптимист… Но каково же было мое удивление, когда, буквально на секунду отвернувшись, артистка вошла в кадр, а по щеке у нее текла настоящая слеза!

— Когда фильм вышел на экраны, вы почувствовали себя звездой?

— Я тяжело отреагировал на премьеру в кинотеатре, посчитал свою работу провалом. Зато эта оплеуха избавила меня от ненужных иллюзий. Я понял, что для успеха нужен адский труд, на одной привлекательной мордашке далеко не уедешь. Друзья и коллеги гораздо оптимистичнее восприняли этот мой опыт, поддерживали и помогали пережить «славу». На улицах, бывало, узнавали, но редко. Все-таки внешность в жизни и в фильме — это разные вещи.

Потом мне поступало несколько предложений сняться в кино. Но каждый раз что-то не складывалась, в основном из-за меня. Надо было окончить институт, нарастить мясца актерского. Вскоре все затихло. Так что совет всем: удача — дама капризная, если чувствуете, что вот он, шанс, то приложите максимум усилий, отступить всегда успеете. Но я, честно говоря, считаю кино проходным этапом. Да, финансово это очень выгодно, но чистого творчества, ради которого просыпаешься по утрам и летишь на службу, мне кажется, в театре несравнимо больше.

— На театральной сцене казусы часто случаются?

— Идет сдача спектакля «Ромео и Джульетта». Играем на зрителя первый раз, нервничаем ужасно, много молодежи, студентов и очень много перемещений по декорациям, а декорации сложные, высокие и еще к тому же не статичные. Вращается круг-кольцо, вместе с этим на высоте метров трех по вращающимся конструкциям бегают артисты в нормальном таком темпе. По технике безопасности, естественно, все согласовано, но все же…

Подходит к концу первый акт, начинается массовая сцена, и тут во всем театре вырубается свет! Такого не было ни до, ни после, насколько я знаю. Вместе с темнотой наступила мертвая тишина. Это просто чудо, что никто в те минуты не пострадал. До сих пор восхищаюсь профессионализмом своих коллег в этой ситуации. В итоге через некоторое время мы продолжили спектакль с того же места, где и остановились.

— Вы и свою любовь нашли в театре…

— Да, ее зовут Екатерина Дудченко. Познакомились как раз во время репетиций спектакля «Ромео и Джульетта». В то время Катя была еще студенткой. Вспыхнуло чувство, мы ему не противились и через какое-то время стали встречаться. Затем ненадолго расстались, разобрались в себе, потому что долгое время было непонятно, это актерская игра, вышедшая за пределы сцены, или настоящее чувство? Хотя… Одно другого не отменяет.

В итоге решили пожениться. Предложение я сделал достаточно романтично. После спектакля «Ромео и Джульетта» в День всех влюбленных попросил минутку внимания у зала, у своих коллег и, встав на одно колено, протянул Кате кольцо. Она, конечно, не сдержала слез, испугалась, как мне тогда показалось, смертельно, но все-таки отважно ответила «да»!

Яков Белкин. Фото из личного архива Максима Локтионова.

SinvolPamyati