«МаскерадЪ» объединил Пензу, Москву и Саратов

Пензяки соскучились по театральной атмосфере, и неудивительно, что всем спектаклям театрального фестиваля «МаскерадЪ» (проходил он с 23 по 27 ноября) сопутствовал аншлаг. Правда, ввиду коронавирусных ограничений заполняемость зала не должна была превышать 50%.

Открылась фестивальная программа сценической версией «Мастера и Маргариты» в исполнении московского «Театра на Юго­Западе». С особым нетерпением зрители ждали появления на сцене заслуженного артиста России Евгения Бакалова, проработавшего в пензенском театре с 1982 по 2003 год. Он и исполнял роль Мастера.

«А пензенский зритель не меняется. Цветов дарят мало, зато на поклонах после каждого спектакля аплодируют стоя», — констатировал актер, после того как опустился занавес.

Аккурат на середину фестиваля пришелся спектакль Саратовского государственного академического театра драмы имени И. А. Слонова «Школа жен». Бессмертная пьеса Мольера в переводе Дмитрия Быкова заиграла новыми красками.

В главной роли Арнольфа — заслуженный артист России Игорь Баголей. Для него пензенский театр практически родной. Здесь он ставил два спектакля, в драмтеатре и пензенском ТЮЗе работает немало его учеников — выпускников театрального института Саратовской консерватории.

— Мало того, моя супруга Люба Воробьева — пензячка! — улыбается Игорь Михайлович. — Мы познакомились с ней во время учебы в театральном и, не откладывая дело в долгий ящик, сыграли свадьбу.

— С супругой вы неразлучны и на сцене, и дома… Не устаете друг от друга?

— У нас с ней каждый день как первый. Она же у меня любительница устраивать разного рода сюрпризы. Запомнилось, как однажды утром в мой день рождения вместе с дочками разбудили меня песней Happy Birthday to You, держа в руках торт. А на торте — я в виде шоколадной фигурки.

Порой со стороны мы кажемся сумасшедшими. Ярко проявляем свои эмоции. В этом отношении мы близки к итальянцам. Иногда Люба скажет: «Что‑то ты сегодня со своей партнершей уж слишком чувственно обнимался». А я ей: «Да и ты вчера своему партнеру глазки уж чересчур активно строила».

Но, конечно же, мы понимаем, что одно дело — театр и совсем другое — реальная жизнь.

— Вы успели сняться в нескольких сериалах. Где проще — на сцене или на съемочной площадке?

— В кино приходится очень долго ждать и нужно быть готовым «выстрелить» в любой момент. Там нет такой размеренности и репертуарного плана на месяц вперед, как в театре. Но у меня всегда все получается с первого дубля.

В финансовом плане сниматься, конечно, намного выгоднее, оплата за участие в съемочном дне равноценна моей месячной зарплате в театре.

— А какая из киноработ вам запомнилась особо?

— Это сериал «Парижане», где мне посчастливилось сыграть с Пьером Ришаром. Правда, он был на съемках всего три дня, но и это дорогого стоит. У меня была роль бизнесмена с криминальным уклоном, а Ришар играл этакого деревенского Кулибина, мечтающего построить в своем селе собственную Эйфелеву башню. В одном из эпизодов мы с ним в кадре общаемся, а позади Ришара на склоне стоит старенькая «Нива», она тоже принимала участие в съемках. И тут машина вдруг раз — и медленно покатилась под уклон. Сама снялась с ручника.

Ришар стоит, репетирует сцену перед тем, как включится камера, что сзади происходит, не видит. А я‑то вижу! И понимаю, что счет идет на секунды. Прыгаю в сторону, заодно хватая французскую кинозвезду за руку и дергая за собой. Ришар, конечно, в первую секунду опешил от такого обращения, а в следующую понял, что я, в общем‑то, спас ему жизнь. Очень сильно потом благодарил.

Геннадий Марченко

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

SinvolPamyati