Андрей Кураев: «У меня нет обиды на патриарха Кирилла…»

Такого эрудированного проповедника православия, как Андрей Кураев, еще поискать! Прежде протодиакон был обязательным участником большинства телепрограмм, интернет­роликов и газетно­журнальных дискуссий, посвященных вопросам веры. Автор первого учебника по основам православной культуры, вошедшего в федеральный перечень по этому предмету, одинаково легко находил общий язык с учеными, рокерами и школьниками.

И вдруг как гром среди ясного неба — 29 декабря 2020 года Епархиальный церковный суд Москвы принял решение о лишении Кураева сана!

«МЛ» удалось связаться с Андреем Вячеславовичем, который разрешил называть себя как по имени и отчеству, так и просто отец Андрей. Наша беседа коснулась вопросов, волнующих многих пензяков.

— Отец Андрей, насколько тесно сегодня переплетаются интересы церкви и государства?

— Сначала нужно выяснить, кто именно формулирует интересы государства и интересы церкви. Может, это слово лишь прикрытие для узкой корысти каких‑то кланов, корпораций, классов, когда некая группа лиц свои личные интересы выдает за интересы государства? И в церкви точно так же. Не ответив на столь важный вопрос, невозможно говорить о чем‑то дальнейшем.

Я считаю, что церкви лучше не лезть во все социально­культурные пространства. Мы видим, как, широко распространяясь, какой‑нибудь вирус в итоге убивает среду своего обитания, то есть своего носителя, а вместе с ним и себя. То, что кажется успехом сегодня, может оказаться катастрофой послезавтра. Вот и, удаляясь от алтаря, церковь обмирщается, становясь просто субъектом хозяйственных споров и отношений или же еще одним подпевалой во вполне светском марширующем хоре.

Если же принять за аксиому то, что позиция церкви равна позиции ее руководства, то придется сказать, что руководство есть, а позиции нет. Мое мнение: у патриархии просто нет своей позиции, отличной от Кремля.

При Алексии II было несколько иначе. В советские же времена все понимали, что церковь просто платит своего рода политический налог за свое выживание. Это было понятно, простительно и ненавязчиво для обычного прихожанина или священника. Не было приказа встраивать в повседневные проповеди священников просоветские проповеди патриарха. Впрочем, в 1977 году по приходам было разослано послание патриарха Пимена в связи с 60‑летием Октябрьской революции, и один московский священник отказался его зачитывать. Когда его спросили почему, он ответил, что, если верить этому посланию, то 7 ноября более важный праздник, чем 7 января, Рождество Христово.

А сегодня Интернет дает власти такой способ контроля над людьми, о котором советская власть и мечтать не могла!

— Поэтому вы и стали одним из самых известных критиков патриарха Кирилла?..

— Критиком некоторых действий патриарха Кирилла я стал еще в 2011 году, когда предлагался к принятию документ «Отношение Русской православной церкви к намеренному публичному богохульству и клевете в адрес церкви». («Церковь этим документом хочет уберечь себя от критики, выдавая ее за клевету, — заявил в то время директор Института религии и права Роман Лункин. — Этой своеобразной цензурой она невольно вырабатывает страх писать на религиозные темы». — Прим. ред.)

Тогда я и в закрытых церковных собраниях, и публично протестовал против этого документа.

— А что для вас значило лишение сана?

— Сана я до сих пор не лишен. Патриарх Кирилл утвердил решение Епархиального суда Москвы о признании меня подлежащим извержению из священного сана. Но на издание указа им же был введен мораторий, который действует до сих пор.

В любом случае для меня более значима возможность не подстраивать свои базовые христианские убеждения под капризы текущей реал­политики.

— На что же вы живете сегодня?

— Пока больших проблем нет. Еще в конце прошлого тысячелетия сложилось ощущение, что у меня будет очень ранняя и бедная пенсия. Поэтому я изначально к этому готовился, и психологически для меня случившееся не стало чем‑то неожиданным.

Я убежден, что Господь все вовремя дает. Поэтому у меня и нет какой‑то обиды на патриарха Кирилла. Напротив, он сделал мою жизнь более интересной, наполненной смыслом. Сейчас у меня нет никаких официальных титулов на визитной карточке, а это как раз и помогает жить в режиме вопроса и поиска. Я благодарен Богу за то, что моя судьба философа оказывается настолько цельной. И, кстати, я до сих пор получаю финансовую поддержку от патриарха. Ведь школьный учебник, который я написал по его поручению, до сих пор ежегодно переиздается издательством «Просвещение».

— Раз уж разговор у нас зашел о смысле жизни… Многих по‑прежнему интересует, о чем роман Булгакова «Мастер и Маргарита»? Это гимн сатанизму (рассказ о превосходстве сил зла над людскими устремлениями) или смысл книги совсем в другом?

— Я могу говорить об этом лишь очень осторожно, потому что Булгаков как автор сам не ответил на этот вопрос. Бытует мнение, что Лев Николаевич Толстой, который скончался в ХХ веке, был иконой стиля литературы прошлого, XIX столетия. А Достоевский скончался в XIX веке, но при этом все говорят, что он писал литературу века XX. Вот и про Булгакова можно сказать, что это писатель XXI века. Почему?

Потому что по определенным причинам, в том числе цензурным, его книга — это своеобразный интернет­квест. Читая в Интернете какой‑то текст, мы видим в нем выделенные гиперссылки. В «Википедии», например, слова, выделенные голубым, дают доступ к более подробной информации. Нечто подобное встречается во многих текстах, но у Булгакова это особенно заметно. Там множество намеков, цитат из других произведений культуры, но прямых ссылок на них нет. Поэтому от эрудиции читателя зависит, расслышит ли он подсказку.

Вот для примера… В концовке романа Воланд показывает Мастеру его будущее и обещает, что в домике, где тот будет дописывать свой роман, постоянно будет играть музыка Шуберта. Почему Шуберт? Не самый известный композитор, не самый, возможно, любимый у нашей культурной публики и сейчас, и тогда. Почему именно он?

Я долго приставал к знакомым музыкантам с расспросами, и один из них сказал: «У нас есть такое выражение — «Божественные длинноты Шуберта». Нет, думаю, эти длинноты здесь ни при чем. Я продолжил поиски, и оказалось, что в тексте «Мастера и Маргариты» Шуберт фигурирует и до этого, но без имени.

Там звучит романс Шуберта «Приют» на стихи Рельштаба: «Черные скалы, вот мой покой»: Варенуха «…побежал к телефону. Он вызвал номер квартиры Берлиоза. Сперва ему почудился в трубке свист, пустой и далекий, разбойничий свист в поле. Затем ветер. И из трубки повеяло холодом. Затем дальний, необыкновенно густой и сильный бас запел, далеко и мрачно: «… черные скалы, вот мой покой… черные скалы…». Как будто шакал захохотал. И опять «черные скалы… вот мой покой…».

Или: «Нежным голосом запел Фагот… черные скалы — мой покой». Вот и отгадка — почему Мастера ждет «покой без света»!

Романс Шуберта, исполняемый Воландом по телефону, отсылает нас не только к Мефистофелю, но и к оперному Демону. Декорации пролога оперы «Демон» в знаменитой постановке с участием Шаляпина легко узнаваемы читателем булгаковского романа — нагромождение скал, с высоты которых Демон — он же Шаляпин — произносит свой вступительный монолог «Проклятый мир».

Так что «божественные длинноты Шуберта», воспевающего черные скалы, Воланд превратил в инструмент замаскированной пытки. Теперь протяженность этих длиннот будет ничем не ограничена.

Если это так, то невольно задаешься вопросом, а хорошо ли сам роман кончается для Мастера или нет? Разбирая одно за другим все эти рекламные обещания Воланда, я в своей книге «Мастер и Маргарита»: за Христа или против?» прихожу к выводу, что Мастеру будет плохо.

Опять же о булгаковском квесте: Воланд говорит Мастеру, что тот «подобно Фаусту» будет корпеть над пробиркой, создавая гомункулуса. Нажимаем на гиперссылку — и видим, что Воланд трижды соврал. Во­первых, гомункулуса создавал не доктор Фауст, а его антипод, доктор Вагнер. А Фауст в это время находился в летаргическом сне.

Во­вторых, гомункулус называет себя несчастнейшим из земных созданий, потому что он чистый дух, лишенный постоянной плоти, как бы переходное состояние между материей и «миром идей». И гомункулус сам разбивает эту колбу, в которой живет, в итоге превращаясь в ничто. То есть Мастеру предлагается заняться заведомо никчемным делом, которое лишь умножит несчастья.

Кроме того, к этой минуте отравленный Мастер сам лишен тела и потому не может дать гомункулусу то, чего не имеет сам. Вдобавок Мастер уже ничего не может создавать, он литературный импотент, он не может писать (вспомним и его финальное появление: Маргарита в кошмарном сне Иванушки тянет безвольного Мастера за собой), и потому сравнение с Фаустом к нему никак не относится.

В­третьих, Фауст — это антипод Мастера. Фауст — это гений, сопряженный с мужеством и смелостью. А у Мастера есть только гений; все остальные черты Фауста Булгаков отдал Маргарите. Мастер прятался в подвале от всех, не разрешая публиковать свои рукописи. Так что для Мастера все кончается как минимум большим обманом.

Это финал романа. А финал жизни самого Булгакова все же иной. Его жена вспоминала: «6 марта 1940 г. Был очень ласков, целовал много раз и крестил меня и себя, но уже неправильно — руки не слушаются». Поэтому я полагаю, что в этой книге все же христианское, а не сатанинское послание.

— Вы довольно резко высказывались в адрес современных школьных педагогов. Что вызывает в этом вопросе столько эмоций? И как вы оцениваете современную систему образования в России?

— Я в школе ни дня в своей жизни не работал, поэтому не могу считать себя экспертом в этой области. Но мое общее убеждение таково, что сама инфраструктура современной культуры требует пересмотра традиционной педагогики. Традиционная культура, например, просто не оперировала таким понятием, как подросток. При появлении признаков созревания детей сразу женили.

Помните эвфемизм средневековых романов — «Распустился цветок ее девственности»? Как только этот алый цветок распускался, девочку сразу подкладывали под мужа. Менялась жизнь и у мальчиков. В своей «Исповеди», написанной около 397 года, Августин рассказал о том, что его отец, увидев в бане перемены в сыне, сразу заговорил о необходимости скорого брака. Соответственно, не было проблемы с тем, куда девать гиперсексуальность подростков и связанную с ней агрессивность. Их сразу «брачили». Так что бабушкой можно было стать уже в 25 лет, нянчить детей своих детей.

Сегодня же у нас человек не считается взрослым, пока не окончил университет. Мы видим огромное расхождение между физиологическим возрастом человека и его культурным возрастом.

Человек — такое животное, у которого самое долгое детство на нашей планете. Слишком многому его надо научить, а наша культура слишком многообразна, поэтому овладевание ее азами требует так много времени. Особенность современного мира в том, что, скорее всего, нынешних детей ждет просто долгая жизнь. Может быть, до ста лет. А если это так, то возникает вопрос, как нужно обучать? Какие знания сегодня требуется вложить в ребенка, чтобы они пригодились ему через 60 лет? Причем в обществе, которое стремительно меняется. Поэтому главнейший вопрос — чему учить?

Ясно, что ребенка надо учить делать удочки. Не есть рыбу, не жарить рыбу, не удить рыбу, а именно учить делать удочки. Учить менять орудия своего труда. Учить тому, как переучиваться всю свою жизнь. Жизнь — в поиске и в переменах.

И в этом смысле православная педагогика бесконечно отстала. Семинарская зубрежка цитат из катехизиса не поможет. И на фоне недавнего трагического события в Серпухове, где выпускник православной гимназии взорвал при входе в свою школу самодельную бомбу, мне бы очень хотелось, чтобы примолкли зазывалы, уверяющие, будто в православных школах есть рецепты, проверенные веками. Нет таких рецептов! А и были бы — они бы не подходили для современных тинейджеров….

Я с вами беседую в день памяти новомученицы Киры Оболенской. Светлый человек, учитель, за которого в 1930‑м перед НКВД заступалась даже сестра Ленина Анна Ильинична. Не помогло. Ее расстрельный приговор подписал Владимир Гарин, сын православного священника, который сам три года учился в Харьковском духовном училище. А Сталин в церковной школе проучился аж 11 лет… И атеистом его сделали именно монахи­педагоги, которые сажали 17‑летнего парня в карцер за то, что он читал роман Виктора Гюго «Труженики моря»…

Долгая предстоящая жизнь нашей сегодняшней молодежи ставит еще одну проблему. Какую семью в этих условиях можно создавать? Когда средняя продолжительность жизни лет сорок, конечно, можно в 15 лет дать обет, что обещаешь следующие тридцать прожить в мире и согласии. Но когда впереди светит почти столетие совместной жизни, то здесь уже возникают проблемы.

Кроме того, в эпоху феминизма женщина стала самостоятельной, в современном городе она может выжить без мужчины. Христианская модель моногамной семьи без права на развод просто от усталости друг от друга уже не для всех убедительна.

— Философский вопрос: ради чего сегодня стоит жить?

— Когда я был подростком, меня возмущал ответ на подобный вопрос, который давали советские преподаватели марксистско­ленинской философии. Обычно все говорили, что жить нужно ради детей, ради блага будущих поколений. Я же в те годы считал, что такой принцип хорош лишь на свиноферме. Но мы же люди, а не свиноматка, которую заботит только приплод и количество поросят.

Сейчас я уже пожилой человек (58 лет. — Прим. ред.) и высшую радость нахожу именно во внучатах. Хотя еще в юности предчувствовал, что этим кончится, потому что в мою подростковую душу совсем не по возрасту очень запали слова Марины Цветаевой:

«И внук — кудряш — Егорушка
Взревет: «Давай ружье!»
Я брошу лист и перышко —
Сокровище мое!»

А сейчас это уже мой быт: я сижу и пишу что‑то высокофилософское и богословское, но в кабинет врывается толпа мелких со своими требованиями типа «деда, пИсать!»… И тут уж выбора нет. И я делаю то, чего не мог добиться от меня патриарх — немедленно бросаю «лист и перышко». И во вполне традиционных обычных земных делах нахожу то счастье, формулу которого опять же еще в своей бунтующей юности нашел у такой обычно антимещанской Цветаевой:

«Ибо нужно ведь хоть кому‑нибудь счастья с аистовым гнездом. Счастья — в доме, любви — без вымыслов, без вытягивания жил…»

Яков БЕЛКИН. Фото с сайта wikipedia.org

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

SinvolPamyati