На что потратит свой миллион «Чердобряк»

«Я аж села! И все переспрашивала в телефонную трубку: «Это не шутка? Не розыгрыш?» — такими были самые первые эмоции Марины Танцыревой, главного редактора журнала для детей «Чердобряк», когда она узнала, что получила премию Правительства РФ в области средств массовой информации.

Распоряжение о присуждении жительнице Пензы
1 млн рублей подписал лично премьер­министр РФ Михаил Мишустин — с формулировкой «за вклад в формирование у детей любви к чтению и русскому языку».

«До этого я целую неделю собирала документы по журналу для Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ, но не знала зачем — думала, грядет очередная проверка», — признается лауреат премии.

«МЛ» решил побеседовать с энтузиасткой — поговорить о детской литературе и о том, как гаджеты становятся всесильными властителями «поколения ТикТок».

— Марина, как экономист и переводчик оказался редактором детского журнала?

— О, этому предшествовал долгий и тернистый путь! В детстве я читала взахлеб, а наш почтовый ящик трещал по швам от детских журналов. Но мне этого было мало — я сама создавала их в тетрадях и альбомах: писала там стихи, рисовала комиксы, придумывала задания.

У бабушки в деревне мы с двоюродной сестрой выпускали стенгазету «Домашняя правда» — насыщали ее текстами модных тогда песен, анекдотами и даже вели рубрику «Новости деревни», рассказывая душераздирающие подробности о том, как сосед нырял в колодец за упавшим ведром или как в сарае резали свиней (это у нас шло под шапкой «Криминал»).

Когда я сама стала мамой, то тоже захотела устроить дочке «журнальное» детство. Но… зависла у киоска печати с раскрытым кошельком: журналов было много, но в каждом из них меня что‑то смущало: сплошные развлекательные задания, бездушные иллюстрации кислотных цветов, а мне для ребенка нужен был литературно­познавательный журнал. И я решила, что раз идеальное издание найти не могу, то сделаю его сама.

— А откуда взялось такое забавное название — «Чердобряк»?

— Его я придумывала дольше, чем имя для дочери! «Вынашивала» название 9 месяцев: так и сяк вертела всякие интересные словечки, искала что‑то русское, детское, яркое и звонкое. Журнал уже пора было официально регистрировать, а он оставался безымянным…

И вдруг однажды зимним днем, поедая на родительской кухне земляничное варенье, я вспомнила бабушкин чердак со стеллажами, шкафчиками, тумбочками и сундуками, заваленными теплыми, родными вещами. Как наяву опять ощутила запах нагретого солнцем дерева и шум дождя по жестяной крыше.

Вот так и родился у меня «Чердобряк» — «бряк» к этому художественному беспорядку добавился, чтобы придать ощущение детства, озорства, беззаботности.

— Персонажи журнала у вас тоже очень затейные…

— Да, в каждой вещичке нашего чердака­добряка кто‑то живет. В ботинке — любопытный Топошлеп, в глобусе — две мышки­путешественницы, в старом пальто, в граммофоне, в коньках, в кастрюле, в банке с вареньем — везде свои жители. Из их уст читатели узнают, как устроен этот удивительный мир.

— Правда ли, что пензенский «Чердобряк» читают в Европе?

— Да! В Германии, Финляндии, Франции, Литве, Латвии, Эстонии, на Кипре, а также в Великобритании, США, Малайзии и Новой Зеландии!

— Сколько творцов в авторском коллективе журнала?

— За 7 с половиной лет существования журнала в его создании участвовало около 200 человек. Всех авторов, художников, дизайнеров, корректоров я собирала по разным городам — мы общаемся удаленно, но от этого качество результата не страдает. Вообще, один номер готовится два месяца.

— Случались ли за все эти годы форсмажоры?

— Вся наша работа — сплошной форсмажор! У нас нет стационарной редакции, штата сотрудников, но зато есть проверенная примета: если на стадии вычитки мы не находим в журнале ни одной колоритной ошибки, то в печать его не сдаем, потому что мистическим образом она где‑то обязательно притаилась.

Однажды — хотя вычитывали журнал в несколько пар глаз — чуть не забыли поставить на обложку порядковый номер и дату! Вышел бы журнал так — нас бы наказал Роскомнадзор. В другой раз под заголовком «Найди 10 отличий» поместили две идентичные картинки. А однажды у нас «убежала» буква из крупного заголовка — остался только ее тонкий контур. К счастью, это был детективный номер, и мы объявили в наших соцсетях конкурс на самого внимательного читателя: нужно было найти «беглянку» на другой странице, куда она переползла. За это самым глазастым мы вручили подарки.

— А происходят ли в «Чердобряке» настоящие чудеса?

— Главное чудо в том, что моя семья разрешила мне продать квартиру и взять половину суммы на стартовый капитал для этого проекта…

Последние три года «Чердобряку» стало гораздо легче — нас взяло под свою опеку Министерство культуры и туризма Пензенской области. Ну и, конечно, премия Правительства РФ — это тоже Чудо с большой буквы.

— Ты уже решила, на что потратишь свой заслуженный миллион?

— Во­первых, помогу одной девочке с очень редкой болезнью. У Маши страшное генетическое заболевание — буллезный эпидермолиз. А если простыми словами, то у ребенка кожа словно папиросная бумага: любое прикосновение вызывает повреждения и жуткую боль. При этом девочка очень творческая, отлично рисует, мы про нее писали в «Чердобряке».

Ежедневно родители делают ей перевязки, но для облегчения страданий нужны специальные мази и бинты.

Определенную сумму я переведу в музей Ежа Петровича в Ярославской области. Это дело всей жизни одной многодетной семьи: лет тридцать они собирали удивительную коллекцию самых разных игрушечных ежиков. Но в прошлом году музей сгорел дотла… Энтузиасты не опустили руки, кинули клич — люди со всей России шлют им новые экспонаты. Ну а я хочу помочь деньгами на восстановление помещения музея.

Ну и пункт № 3 — это оплатить операцию какой‑нибудь бездомной собачке. Хочу увидеть, как она снова радостно побежит на прогулку!

Оставшиеся средства я целиком направлю на издание своего нового журнала — к работе над детективным вестником «Агентство Филчер» я приступила в сентябре, и, по традиции, без малейшей идеи, где взять средства на его финансирование. И тут пришла новость о премии. Так что опять волшебство и авантюра, без которых наша жизнь определенно скучна! Теперь новый журнал точно выйдет в конце февраля.

— Есть ли шанс выжить у детской периодики в мире, которым правят айпады, приложения и «ТикТок»?

— Есть. Технологии действительно очень сильно влияют на людей и буквально порабощают нас. Но при этом огромная доля человечества — это кинестетики, которые получают удовольствие от осязания предметов. Таким людям сложно воспринимать текст в электронном виде — и именно для них сегодня выпускаются классные дорогие книги и издаются качественные журналы.

Кроме того, детям важно иметь что‑то свое, и это что‑то нужно держать в руках — для этого и существует наш «Чердобряк». Так что лет до 12 наличие печатного слова для ребенка обязательно, но тут главное — не отбить сомнительным ширпотребом желание погружаться в чтение.

Увы, я вижу, как подобно грибам после дождя плодятся низкосортные журналы, редакции которых не чураются плагиата и нечестной конкурентной борьбы. Они писали художникам «Чердобряка» и пытались переманить их. Они копировали мои личные посты под видом авторских колонок и уверяли, что у нас просто мысли совпали. Они берут количеством, но не качеством: публикуют примитивные лабиринты и ребусы — лишь бы родители заняли детей «на подольше».

Конечно, это продукты­однодневки, и понимающие люди не будут голосовать за них рублем.

— Какая литература нужна современным детям?

— Яркая, динамичная и интересная — как и они сами. Никто уже не будет читать три страницы описания природы — для этого можно открыть старую добрую классику. Современным детям нужно словотворчество, в текстах их цепляет чувство юмора, необычные повороты сюжета и то, что может удивить их (хотя это непросто) и позволит заинтересоваться литературой, а через нее — техникой, наукой, медициной.

Но, увы, интернет­магазины полны и неприятного самиздата. Из‑за отсутствия художественных советов появляются такие шедевры: «И вот медвежонок проснулся, увидел маму, и мама ему сказала: «Давай помоем ручки». Медвежонок помыл ручки, а мама повторяла, как это важно. Потом медвежонок пошел рассказывать своим друзьям, как он помыл ручки…»

Уф!… Не надо думать, что дети идиоты! Такое описание действий — это не литература, а графоманство и верный способ отупления общества. Когда мамочки перестанут считать, что это воспитательно­психологические сказки, этот книжный суррогат себя изживет.

— Как приучить ребенка к чтению?

— Тут поможет только живой пример — читайте сами, и не с экрана, а с бумаги. Приносите домой новые книги и журналы или вместе запишитесь в библиотеку. Не затыкайте ребенку руки гаджетами, лишь бы не мешал. Если увидели, что в журнале вашему чаду понравился отрывок из новой детской книги (а мы их специально публикуем), обязательно приобретите ее целиком. И следите за шорт­листами хороших книжных премий, например «Корнейчуковской»: обращайте внимание на авторов­победителей, за ними будущее российской литературы!

Ксения Ивановская. Фото Э. Куликовой.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

SinvolPamyati