Альберт Ибраев: «Мечтаю вести кулинарное шоу!»

Неутомимый, позитивный и яркий певец, актер и шоумен Альберт Ибраев всегда в строю: с огоньком и задором ведет «Стол заказов» на «Радио 101.8». Узнаем, что нового произошло в жизни импозантного артиста.

— Альберт, какие интересные случаи происходили в эфире, поведай!

— Иногда «Стол заказов» превращается в программу «Жди меня»! А я свахой подрабатываю — людей, симпатизирующих друг другу, свожу. Например, если вижу, что мужчина и женщина активно переписываются в нашем телечате, предлагаю им продолжить общение в привате и с обоюдного согласия выдаю номера телефонов.

Еще люблю внезапно объявить какой-нибудь праздник: например, день асфальтоукладчика или нянечки из детсада. И вот однажды, в один такой условный день электромонтера, позвонила очень печальная дама, поведала о том, что давно разыскивает одного знакомого этой профессии, Вадика. Я предложил ей оставить мне ее телефон — а вдруг человек отзовется. И представляете, на следующий день этот самый Вадик позвонил в «Стол заказов» и обрадованно сообщил, что будет очень рад возобновить общение с Раисой.

— Наверняка тебя на улицах узнают. Как реагируют, что говорят?

— Недавно одна женщина пристально на меня смотрела, а потом и говорит: «Ой, какой вы худенький в жизни. А на экране упитанный!» Я не обижаюсь. Во-первых, телекартинка иногда действительно полнит. Во-вторых, сам я стройный, нет ни животика, ни боков, в день 10 км на дорожке прохожу! Просто лицо у меня такое примечательное — что поделаешь, генетика.

— Какую самую необычную роль тебе приходилось играть?

— Мне нравилось отличаться от однокурсников — не читать отрывки из классики, а показывать что-то неожиданное. Например, перевоплощаться в стиральную машину, пианино. Во взрослой театральной жизни тоже были неожиданные роли — например, в «Аленьком цветочке» я существую на сцене внутри головы чудища лесного.

А самым запоминающимся «нежданчиком» в работе певца у меня были… поминки! Точнее, меня пригласили «на семейное торжество». Но выяснилось, что повод вот такой специфический. Как-то выкрутился: убрал бодренькие подводки и оставил только душевные песни.

— Знаешь ли ты татарский язык?

— Говорить не могу, но многое понимаю, в моем репертуаре немало композиций на этом языке. Иногда слушатели звонят в «Стол заказов» и предлагают мне спеть что-то на татарском вместе. Получается у нас такая разновидность программы «ОТК». Кстати, классный был проект на 11 канале, настоятельно прошу вернуть на экраны!

— Ходишь ли в театр просто так, как зритель?

— В студенческие годы нас насильно заставляли смотреть все, что было, — и молодого Серебренникова, и Богомолова, поэтому я много чего «наелся» — так, что физически воротило. С тех пор в театр меня было не заманить — чувствовал себя слишком искушенным.

Но тут на майские праздники я устроил себе московские каникулы и решил пройтись по всем столичным театрам. Сказать, что я был восхищен, значит не сказать ничего! Например, поразила четырехчасовая (!) постановка «Бердичев» в театре Маяковского — про еврейскую семью. Там каждая деталь играла и актеры не работали, а жили на сцене!

В антракте подходили люди и спрашивали, не ухожу ли я — хотели купить билет на оставшееся отделение по полной стоимости! Да и вообще обстановка в московских театрах элитарная — сразу хочется соответствовать. Я с радостью облачился в отличный костюм, уложил волосы и даже бороду подстриг. Увы, в провинции зрители порой совсем за собой не следят… А со сцены их неопрятный вид и неподобающее поведение очень заметны.

— Есть ли у тебя свои приметы перед выходом на сцену?

— В гримерке у меня висит плакат с Ириной Аллегровой, она кумир моего детства. Перед выходом на сцену я обязательно желаю ей всего доброго, а она — мне. А еще мне очень важно за час до спектакля побаловать себя чем-то вкусненьким.

— Ты ведь и сам прекрасно готовишь?

— Да, это еще один из моих талантов! Процесс приготовления еды для меня магия, и здесь не может быть никаких строгих пропорций: все по вдохновению. Так и делаю долму, плов, перемячи. Мечтаю вести кулинарное шоу, но и в нем мне хочется отойти от имеющихся канонов и внести что-то оригинальное! Это только кличка у меня такая — «богема», — а на самом деле я не чураюсь никакой работы: могу отремонтировать что-то, помыть полы, убраться. Тут во многом заслуга моей мамы — она всегда давала мне волю и ни к чему не принуждала. Это помогло мне найти себя и ценить самое удивительное, что есть на свете, — жизнь!

Ксения Ивановская. Фото А. Кузнецовой.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.