Исполняющий обязанности Громовержца

На презентации своей новой книги «У меня была собака» Александр Кислов, известный журналист и политолог, сразу же оговорился: «Все, что представлено на суд читателей, исключительно плод моего воображения!» Прочитав томик, корреспонденты «МЛ» также пришли к выводу, что все события и персонажи в этом произведении вымышлены. Любое сходство с реальными событиями случайно.

Впрочем, сегодня и наши читатели смогут оценить авторский текст. Мы публикуем несколько отрывков из книги Александра Кислова.

Они страшно пугаются

«…За дверями Желтого дома поселился и. о. Громовержца. Он сидит там уже второй десяток лет. У него большое лицо с щелевидным ртом и маленькие глаза, спрятанные под покатым лбом. Чиновники его очень боятся. Кузьма Василич — человек сильный и способный (…)

На понедельничных планерках он в выражениях не стеснялся. Вступление. Длинный монолог. Перлы: «ветенирар, минцанер, седня, радиво….Малярова, ты бездельница (…), Косому второй глаз выбью…» Потом, ощутив прилив вдохновения, говорил речь. Об импортозамещении, продажности ректоров вузов, ментов и прокуроров, взятках в больницах, халтуре в школах, СМИ, необходимости писать правду.

(…) «Женщина, которая курит, как правило, б…», — заявил он как‑то. «Надо выбирать депутатов, которые людей любют», — наставлял чиновников. А когда кто‑то из подчиненных неловко оправдывался, говорил «умную» фразу: «Прекращайте словесную калибристику». Областные чиновники согласно кивали головами и растерянно улыбались.

Семь с половиной лет я ходил на планерки к Жеребцову и слушал его монологи. Часто он выходил на публику и среди недели. Семинар какой‑нибудь организует, большое духоподъемное совещание, встречу или некую дискуссию. Правда, выступал и дискутировал, как правило, один Кузьма Василич. Сам с собой. Народ внимал и безмолвствовал. Вылезешь с языком — можешь нарваться.

Он крепко бичевал недостатки. Пластинка одна и та же с незначительными вариациями. Если семинар по сельскому хозяйству, значит, жулики — аграрные деятели. Разговор о медицине — тут, понятное дело, главные врачи все разворовали. И гинекологи, которые брали самые крупные взятки. Василич почему‑то не любил гинекологов. В сфере образования — здесь учителя вымогают. Менты крышуют, прокуроры спят…

Я недоумевал: у него такой объем информации, он знает все про всех. А мер не принимает. Только ругается. А потом подумал: это стиль управления. Если держать подчиненных на крючке, легче управлять. Они потихонечку злоупотребляют. И пусть. Ты про них все знаешь и изредка показываешь кулак. Они страшно пугаются, и ты можешь вить из них веревки».

Креатив Жеребцова

«…Кузьма Василич был весьма креативен. Что ни планерка, то новая инициатива. Мясная столица: фермы, комплексы, розовая столица (в смысле по производству роз), лесной и шоколадный кластеры. Спортивная столица, теплицы, школьный бизнес и бизнес в системе образования вообще. Кооперация, личные подсобные хозяйства. Что еще? А кролики, утки и гуси, рыжик посевной. Тыква и морковь, чтобы на территории области наладить производство соков, пюре и джемов из этих культур.

(…) Губернаторство он начал с масштабного нефтегазового проекта. В районе Камешки полвека стояла древняя нефтекачалка. Бригада из десятка человек добывала пару тысяч тонн в год густой нефти, что годилась лишь для получения серы. Кузьма объявил, что отныне Пенская область станет нефтегазовой столицей Поволжья. Дескать, геологи установили, что под регионом обнаружены огромные запасы нефти и газа. Скоро будем жить как в Тюмени.

Поставили пару новых качалок, площадку облагородили и стали возить туда гостей области. Одновременно Жеребцов анонсировал строительство крупного нефтеперерабатывающего завода. Через год всем стало очевидно, что нефти и газа в Камешках нет, и проект схлопнулся.

Но к этому времени в голове у Василича родился еще один мощный проект. А не заняться ли нам разведением зубров. Ведь зубр не только диетическое мясо. Это и ценный мех. Но самое главное — для разведения этих крупных животных не нужно никаких помещений. Для реализации продуктивной идеи в Пенск было завезено несколько особей. На этом и закончилось.

(…) На одной из планерок Жеребцов обратился к правительству с необычным предложением. «Давайте займемся оленями. Это же не только мясо, но и агротуризм. Разводить можно сразу несколько видов животных — пятнистых и северных оленей. Нужна такая ферма, которая обеспечит олениной магазины, а пантами маралов — фармацевтические предприятия и аптеки.

Эти полезные начинания горячо обсуждались, принимались правильные решения. А потом растворялись во времени и пространстве. Но появлялись новые идеи. Работа кипела. Однако странное дело: при таком накале область все равно поступательно и неуклонно теряла позиции. Увеличивался внешний долг, усугублялись пропорции в формировании бюджета по доходам. Уже на 60 % он состоял из федеральных трансфертов. В начале января 2010 года Кузьма рассуждал на планерке: на 30 или на 40 % сокращать ему аппарат.

Однако будем объективны. Построил Василич немало. Кардиоцентр. Драмтеатр, сожженный и воссозданный на пепелище. Три десятка ФОКов. Футбольные поля. Гимнастический зал, стадион, ледовые дворцы и плавательные бассейны, теннисные корты. Спортсооружения, безусловно, дело нужное. Это очень хорошо. В условиях здоровой экономики и беспроблемной социальной жизни. Это плохо, когда в больницах не хватает денег на лекарства, а простыни, одеяла, бинты, шприцы и прочая хворых налогоплательщиков заставляют приносить с собой. Это плохо, когда промышленность и аграрный комплекс в коллапсе, народ пьет и вымирает и множатся толпы безработных.

Кузьма Василич заслужил бы памятник, если бы вложил эти миллиарды в лекарства для бедных, помощь предприятиям, создание рабочих мест в изнывающих от безработицы селах. Будто бы все вопросы у нас решены, да только негде поплавать, поиграть в теннис и покататься на коньках».

Иное прочее

«(…) Состоялась инаугурация новоизбранного губернатора Ивана Баранова. На сцену с поздравлениями вышел Кузьма Василич. Лицо — маска. Бескровное. Слабым голосом пожелал, чтобы новый губернатор сделал не меньше, чем он. И пошел, согнувшись и сильно хромая. Стоит Баранов, крепкий и бодрый, и мимо, согбенный, проходит Кузьма. Прошел, скрылся за кулисами. Все. Нет больше его.

(…) Кузьма Жеребцов скончался. «Ну вот и славненько, — думали некоторые чиновники и депутаты. — Концы обрублены. Хрен теперь кто докажет про недвижимость, тысячи гектаров земли. Откаты на строительстве…».

(…) Отпели Жеребцова вопреки церковным канонам прямо на сцене. На месте образов был лик самого Василича. После чиновного прощания на сцену вышли попы в золоченых одеяниях, зажгли свечи и пропели нужные молитвы. Архиепископ на сцену не поднялся, он скромно посиживал в зале. Разве не грех отпевать усопшего под его собственным портретом, а не под святыми образами? Дьявольщина какая‑то…»

Избранные места из книги А. И. Кислова «У меня была собака» для читателей подготовил Владимир Вержбовский.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

SinvolPamyati