Спаситель исторической памяти

Про Николая Моисеева, у которого на огороде прописался 50‑килограммовый бюст Ленина, в Нижнем Ломове знают многие. Более того, знакомые и не очень местные жители несут ему открытки и книги про Владимира Ильича, настольные бюстики и плакетки с портретом вождя мирового пролетариата. А с недавних пор прямо во дворе Николая Александровича рядом с главным экспонатом коллекции даже стали проходить уроки краеведения для школьников.
«Вообще‑то я не местный — родом из Ульяновской области, — рассказывает Моисеев, усадив корреспондентов «МЛ» под роскошным вишневым деревом в своем саду. — После семилетки подался в Кузнецк. А куда мне, сироте, деваться? Поступил в тамошнее училище № 4, где нас кормили и одевали, выучился на маляра. А в 1960‑м приехал в Нижний Ломов. Получил место в общежитии. И мне, 18‑летнему парню, сразу доверили бригаду плиточниц из 25 девушек и женщин!
Работы в ту пору было много: в городе строились заводы, учреждения, жилые дома. И мы старались, хотели, чтобы Нижний Ломов стал современным городом. Тогда в почете было социалистическое соревнование: кто быстрее и, главное, качественнее выполнит свое задание. Так вот с гордостью говорю, первые места почти всегда оставались за моей бригадой.
Меня заметили и предложили вступить в КПСС. А в 1963 году я женился. Сегодня у меня помимо дочери есть внучка и правнук.
Не отрываясь от производства, окончил Пензенский техникум советской торговли имени 50‑летия ВЛКСМ. Получил двухкомнатную квартиру. А позже стал директором местной Рембыттехники, за которой помимо Ломова были закреплены еще четыре близлежащих района. Затем трудился начальником районного управления бытового обслуживания, а уже после развала СССР — главным специалистом по формированию фонда занятости. Нагляделся тогда: 3500 безработных! Все есть просят, а денег нет. Крутились как могли: выдавали людям муку, сахар, спички. Помогали и с похоронами, и с проводами в армию. Жуткое время было. Раз зашел в магазин, а там мамаша с двумя ребятишками. Один схватил с полки батон и сразу же надкусил. Мать плачет, денег даже на хлеб нет. Купил я им хлеба на несколько дней вперед…»
Трудовая биография Николая Александровича очень показательна для советской эпохи. Условия тогда были созданы такие, что любой сирота мог успешно строить свою профессиональную и личную жизнь. Возможно, этим и объясняется искреннее уважение Моисеева к строителю СССР № 1. «К тому же мы с Владимиром Ильичом Лениным земляки!» — улыбается наш герой. Уже на излете перестройки он стал собирать ставшие в одночасье никому не нужными открытки с изображением вождя мирового пролетариата, купил полное собрание сочинений Ленина, книги-биографии.
«Первый выброшенный на улицу барельеф Ленина я подобрал буквально в луже, — продолжает Николай Моисеев. — А потом товарищи стали помогать мне формировать коллекцию. Раньше бюст, который теперь разместился у меня во дворе, стоял на сцене РДК. Со временем его передвинули за кулисы, а позже отвели ему пыльное место рядом с реквизитом и театральными декорациями. Здесь в суматохе бюст несколько раз роняли, да так, что сильно повредили висок…
Я несколько раз просил руководство клуба: «Отдайте бюст. Он ведь вам не нужен». Но отказ следовал за отказом. И вдруг телефонный звонок: «Ладно, Саныч, иди забирай Ленина. Только быстро! Нам уже команда поступила отнести его на свалку». Вместе с зятем я мигом примчался к ДК на «жигулях». Дома мы бюст отмыли, отчистили, высушили. Водоэмульсионкой я его покрасил, жидким стеклом покрыл, чтобы непогода не испортила. А постамент вместе с товарищами по партии соорудил — из пластика и металлических уголков. В общем, результат получился — именины сердца!»
Но и это еще не конец нашего рассказа. Когда в Нижнем Ломове стал приходить в негодность бюст пламенного большевика Федора Сергеева, более известного в кругу революционеров как товарищ Артем, Николай Александрович вновь не смог остаться равнодушным. К тому же Моисеев живет на улице, которая носит имя Сергеева. Благодаря усилиям энтузиаста бетонного Федора Андреевича с отколотым носом привезли к бывшему главному входу в межрайонную больницу и водрузили на изрядно проржавевший металлический постамент. Кстати, таковых возле медучреждения два. Во времена СССР на одном из них красовался бюст ученого-естествоиспытателя, физиолога, педагога и просветителя Ивана Сеченова, на другом — хирурга, известнейшего во всем мире анатома Николая Пирогова. Но в лихие 1990‑е вандалы сделали свое черное дело, разбив и Сеченова, и Пирогова.
«Сейчас я ищу специалиста, который мог бы привести поврежденный памятник в порядок, а затем собираюсь отскоблить, отчистить и постамент, — делится планами Николай Александрович. — В перспективе хотелось бы, чтобы и на втором возвышении появился бюст, увековечивающий память о личности, оставившей заметный след в истории нашего Отечества. Пусть это будет Ленин, Киров, Горький или кто‑то другой. В районе остаются ветшающие памятники. Главное, чтобы об этом человеке узнало подрастающее поколение, а люди старшего возраста его почаще вспоминали.
И, пользуясь случаем, я обращаюсь ко всем ломовцам: если у вас есть ненужные вам статуэтки, бюсты, барельефы эпохи Страны Советов, я с благодарностью приму все эти вещи».

Владимир Вержбовский. Фото Геннадия Марченко.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

SinvolPamyati